"World at her feet" /"Мир у ее ног"/

История  бывшей танцовщицы шоу "Lord Of The Dance" и "Feet of Flames" Dearbhla Lennon.

"Sunday independent life" от 13 марта 2005 года

Автор фотографий - David Conachy

Перевод статьи на русский язык - Анастасия Баженова, all rights reserved (c)

Журнал предоставлен Юлией Ромашко.

 

Часть первая.

 


«Так вы, ребята, вытворяете эти ирландские штуки, да?», – Николь Кидман – возможно, самая красивая женщина в мире, задает мне этот вопрос. Если быть честной, я не могу уделить ей все свое внимание: сегодня величайшая ночь в моей жизни, и я  поражена всем этим. Так что я просто улыбаюсь и киваю. Ежегодная церемония награждения Американской Академии Искусств в Лос-Анджелесе - это слишком далеко от того, с чего я начинала в 1980 году, и я бы не хотела перепутать что-нибудь на глазах у десятков миллионов людей.

Так как же все–таки это произошло? Каким образом эта маленькая девочка получила шанс выступать на одной сцене с самыми знаменитыми людьми Голливуда?

Когда пришла моя очередь впечатлять, я распрямила плечи, улыбнулась и прыгнула….только для того, чтобы упасть и сильно удариться!

Я начала танцевать одновременно с тем как научилась ходить. Моим учителем была моя мама, и это означало, что я не могла не танцевать вне зависимости от моего отношения к танцу. Естественно, это означало годы танцевальных классов, практики, выступлений, и, конечно же, последующий аттракцион с возбуждающими победами и разочаровывающими поражениями.

Потом был «Riverdance» на «Евровидении», и для меня, как и для многих других ирландских танцоров в то время, казалось невероятным, что то, чему мы посвящали все свое время, работая как проклятые и танцуя по всей стране, вдруг стало сексуальным для всего мира.

 

Когда участились слухи о том, что «Riverdance» будет отдельным шоу, я решила пойти на пробы. У моих родителей, тем не менее, были другие идеи (а именно Leaving Cert), и мои стремления были отодвинуты на второй план как минимум на год.

Когда в 17 лет я поехала в колледж в Дублине, танцевать стало очень сложно, так как классы находились в Dundalk, а мой учитель не был настроен потакать мне в моей практике. Тем не менее, я продолжала, и в 1996 году на Общеирландском Чемпионате в Malahide я услышала о кастингах в новое шоу Майкла Флетли, которые должны были пройти в танцевальной студии в Дублине в следующий понедельник.

Я присоединилась к толпе надеющихся впечатлить Майкла. Нас разделили по группам из десяти человек, и несмотря на то, что я была уверена в себе, я понимала, что все девять человек из моей группы были мировыми чемпионами по танцам, которых я знала и восхищалась.

Когда пришла моя очередь впечатлять, я распрямила плечи, улыбнулась и прыгнула….только для того, чтобы упасть и сильно удариться! Было бы честно сказать, что это был самый волнительный момент в моей жизни до сих пор. В общем, не видя другого выхода, я собралась, смахнула с себя пыль (это песня какая–то, точно перевести сложно – прим.перев).. ну вы знаете продолжение этой песни. Что мне еще оставалось делать, кроме как посмеяться над тем, что произошло?

После очень страшного шестичасового кастинга и с кровоточащими ранами на ногах, осталось всего шестьдесят танцоров, которые должны были прийти на финальный кастинг приблизительно через две недели. Судный День пришел и двадцать танцоров, включая вашу покорную слугу, были отобраны, чтобы предстать перед Майклом в марте 1996 года в Royal Gala. Так как наша компания еще никак не называлась, то мы просто были «Майкл Флетли и Компания» и после короткой недели репетиций мы отправились в Лондон.

Первый глоток богатой жизни я почувствовала в Альберт Холле. Я всегда буду помнить огромные экраны и мое первое впечатление от театра. Это было потрясающе. И, конечно, потом мы познакомились с разными знаменитостями, начиная от Принца Чарльза и заканчивая Эриком Клэптоном. «Вот это жизнь», – думала я, пока мы ехали в Stringfelliwa, где мы поужинали и потом танцевали всю ночь, благодаря любезности мистера Флетли.

То, что было дальше, я помню во многих подробностях, но 13 недель репетиций, которые в итоге привели к открытию шоу в Point были одними из самых диких и чудесных дней. Мы репетировали с девяти утра до шести вечера, а потом мы ехали и выступали до раннего утра с тем, чтобы на следующий день все повторилось. Майкл – перфекционист, и он требовал с каждого стопроцентной отдачи.

Жить в одном доме в Clonskeagh с восемью другими девушками, бороться за одну ванную, пытаться при всем этом сохранить мою учебу в колледже – это можно назвать испытанием. О, были и нормальные дни, конечно. Но ноги  и ступни у нас были просто убиты.

Названный по–новому "Lord of the Dance" открылся к моему 18–ому дню рождения, который прошел в Lillies с Майклом и нашей командой, с шампанским, в атмосфере эйфории и оптимизма относительно будущего.

После очень страшного шестичасового кастинга и с кровоточащими ранами на ногах, осталось всего шестьдесят танцоров, которые должны были прийти на финальный кастинг приблизительно через две недели.

Именно в это время я решила взять академический отпуск в колледже. Мои родители были, естественно, ужасно недовольны, так как образование всегда значило очень много в нашей семье, и сомнительное будущее нашего шоу не влияло в лучшую сторону на то, чтоб они приняли мое решение. За что я им всегда буду благодарна, так это за то, что они сделали все, чтоб вернуть меня обратно на землю, когда у меня начала развиваться звездная болезнь.

У нас очень много было вечеринок, и многим нравился такой стиль жизни. Но постепенно становилось все труднее быть вдалеке от дома долго время. Танцоры была как одна огромная семья, но, несмотря на то, что в общем–то большую часть времени мы прекрасно ладили друг с другом, работать, общаться и жить на виду у всех становилось все труднее и труднее после долгих недель работы. Было очень важно находиться в хороших отношениях с соседями по комнате, потому что вдали от дома именно они становились семьей.

Выступление на церемонии вручения «Оскара» было одним из главных выступлений в нашем первом туре по США. Мы прилетели в Лос–Анджелес и вынесли очень тяжелую репетиционную неделю перед большим днем, оттачивая каждую деталь. Если мне не изменяет память, в течение недели у нас было что–то вроде комендантского часа для того, чтобы мы были в нашем лучшем состоянии на представлении.


Как часто бывает с ответственными и важными событиями – то, что должно было стать величайшей ночью в нашей жизни, в реальности обернулось своего рода разочарованием. Мы рано выступили на церемонии, и нам дали билеты, чтобы посмотреть на остальных богов. Но нас увезли задолго до конца церемонии и все для того, чтобы не попасть в пробку, выбираясь из Лос–Анджелеса. И, конечно же, это случилось прямо перед объявлением Лучшего Актера Года. Хотя мне удалось встретиться и поболтать с Мелом Гибсоном, когда я уходила.

Поскольку мы проводили недели, если не месяцы в каждом турне, Майкл предпочитал тур в стиле рок–н–ролл, выступая много за короткие промежутки времени. И когда американский тур закончился, это значило, что нам опять предстоит много путешествовать, выгружаться из автобусов, загружаться в автобусы и переезжать с невероятной скоростью.

У меня очень часто были такие моменты на сцене, когда я не могла даже выйти на бис. Не поймите меня неправильно, просто путешествия – это одновременно и самая лучшая, и самая худшая часть бизнеса. С одной стороны, у нас была феноменальная возможность побывать в стольких местах, но с другой стороны иногда мы были настолько никакие, что были не в силах выбрать из кровати, чтобы пойти куда–либо или посмотреть место, где мы находились.

 

Одним субботним днем в июле 1997 года, выступив утром в Денвере, мы готовились к вечернему шоу, когда вдруг наш хореограф сказала мне, что хочет, чтобы этим вечером главную роль танцевала я. Это был огромный шанс для меня, и я не собиралась его упускать. Итак, не имея никакой специальной подготовки для главной роли, я вышла на сцену для быстрой репетиции с исполнителем главной мужской роли, только для того, чтобы в итоге в процессе вывихнуть палец на ноге.

Мне было не очень удобно танцевать из–за этого вечером, но, несмотря на это и на протесты врача, я оттанцевала все шоу на моем вывихнутом пальце. Если быть честной, я даже не особо чувствовала боль, потому что адреналин в моей крови зашкаливал. После шоу, врач вправил мой палец, но я до сих пор иногда чувствую последствия той травмы, особенно зимой. Вскоре после этого шоу было решено, что я буду играть главную роль каждое второе представление – так что это, действительно, стоило той боли, которую я испытала.

Тур продолжился в 1999 году с той же труппой, в которой я танцевала раньше (но уже без Майкла), и преимущественно мы гастролировали по Европе. Пока мы путешествовали по континенту, много обедов, состоящих из яичниц и картошки фри, было съедено из–за недостаточных языковых навыков на европейских автостоянках.

Прекрасная жизнь была между 1997 и 1998 годами: десять недель в дорогое, десять дней дома. Появилось еще две труппы шоу – одна для гастролей по США, вторая исключительно для Лас Вегаса. Шоу становилось все больше и больше.

Несмотря на то, что мысленно я представляю большинство городов, где мы были, они все равно иногда сливаются друг с другом. Большую часть столиц я помню очень отчетливо, потому что обычно мы там жили по нескольку дней. Но многие маленькие местечки я помню только если было что–то примечательное. Судебный архив в Pine Bluff, Арканзас, издающий зловонный запах (из–за клея), которым пах весь город. Еще один зловонный город – это Hershey в штате Пенсильвания, где слащавый запах шоколада пронизывает тебя насквозь спустя несколько часов после прибытия.

Летом 1998 года после чудесного турне по Южной Африке, Майкл решил, что настало его время уйти из шоу. Это был поворотный момент, потому что мы не знали, как зрители будут относиться к шоу без Майкла. К тому же мы понимали, что наш образ жизни тоже изменится. Кто же будет ходить на все гламурные вечеринки, если Майкла не будет с нами?

Все время, Майкл теперь посвящал работе над новым шоу – еще более значимым – "Feet of Flames", которое должно было быть представлено на суд 26.000 людей в лондонском Гайд–Парке. FOF должно было объединить две наши танцевальные труппы. Это, конечно, было грандиозным событием. После этого, кстати, в Национальном Историческом Музее Лондона, наполненном красивейшими людьми времени, Майкл был признан одним из самых желанных холостяков.

Тур продолжился в 1999 году с той же труппой, в которой я танцевала раньше (но уже без Майкла), и преимущественно мы гастролировали по Европе. Пока мы путешествовали по континенту, много обедов, состоящих из яичниц и картошки фри, было съедено из–за недостаточных языковых навыков на европейских автостоянках.

После моего возвращения из Израиля, я попросила, чтоб меня перевели в другую труппу – ту, в которую танцевала моя сестра. В то время шоу было в Epcot, во Флоридском Диснейленде и, боже, что за опыт это был: четыре (!!! – прим.перев.) шоу в день, семь дней в неделю в театре на открытом воздухе. И все это на пике флоридского лета! На протяжении пяти месяцев это было физически очень тяжело, и поэтому даже странно, что то время я вспоминаю с нежностью. Возможно, потому что впервые я могла не переезжать с места на места в течение долгого времени и это немного напоминало обычную жизнь.

Перейти к части 2.

Обсудить статью на форуме

 

 

 


Назад | Наверх




На главную
Новости
Биография
Факты
Об Ирландии и танцах
Просто о танце
Новости мира танцев
Танцевальные турниры
Ирландские песни
Форум

© Michael Flatley Russian Version 2001-2005

 
 

Гражданско правовое регулирование оказания юридических услуг pravobez.ru. . http://www.kroyyork.ru/ пошив женского пальто в москве оптом.